Кто никогда не заблудится в трех соснах?

Если вам тяжело ориентироваться в пространстве, то, как утверждает профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего Лера Бородицкая, в этом может быть виноват язык. Две трети всех языков мира месторасположение объектов указывают как «справа», «перед» или «позади», то есть расположение нужного объекта указывается по отношению к говорящему или какой-то вещи.

Остальная треть языков использует более четкие определения: например, «на северо-западе». К таким языкам можно отнести диалект коренного народа Австралии – тайоре. Фраза «к вашей северо-восточной ноге подползает змея» может звучать странно, но это дает носителям языка возможность всегда совершенно точно ориентироваться в пространстве. Они никогда не заблудятся не потому, что обладают сверхспособностями, а потому что язык заставляет их постоянно держать в голове расположение сторон света.

Пятьдесят оттенков синего: оттенки и звуки

Пытаясь описать восхитительный пейзаж англоговорящему знакомому, можно столкнуться с трудностями воссоздания синего цвета. Жители англоязычных стран не различают палитру этого цвета. И дело тут не в особенном климате английских или американских городов, а в родном им языке, который не содержит слова, обозначающего «голубой»: все близкие к синему цвета считаются «blue», что значит «синий». Максимум, что можно сделать, чтобы помочь англичанину разобраться с оттенками, это сказать «light blue» или «dark blue». В 2007 году Лера Бородицкая доказала, что представителям других национальностей по сравнению с носителями английского языка проще распознавать близкие оттенки, если один можно отнести к голубым, а второй — к синим.

К еще более занимательным результатам пришли лингвисты из лос-анджелесского Калифорнийского университета, изучавшие японский язык и их носителей. В этом языке отсутствует звук «л», а «р» произносится как что-то между «нл» и «р» и присутствует в заимствованиях, таких как «Лондон» (на японском получится скорее «Рондон»). Ученые узнали, что мозг японцев не понимают разницу в словах «рад» и «лад» и не умеет различать их на слух. Таким образом, стало ясно, что мозг жителей Японии физически работает иначе, чем мозг американца или европейца из-за языковых особенностей.

Будущее начинается сегодня

Идея течения времени тоже предопределяется языком. Немецкий, мандаринский, эстонский, норвежский представляют будущее практически столь же близким, сколь настоящее. Другими словами, о будущем в этих языках можно сказать посредством грамматики настоящего времени: «Через пару минут он готовит вкусный ужин».

Кейт Чен, экономист из США китайского происхождения, выдвинул предположение о том, что те из нас, чей язык грамматически не подчеркивает будущее время, легче задумываются о собственных нуждах через неделю, год или даже десяток лет — например, начинают заниматься спортом или откладывают что-то к пенсии. Исследователь изучил собственную теорию и убедился, что жители государств, где у языков нет четкого будущего, на 30% чаще копят средства на безбедную старость, почти на 25% меньше курят, на 30% физически активнее, а вероятность появления чрезмерного веса у них на 13% ниже.

Лучшее, конечно впереди… или снизу

Как оказалось, языки даже воздействуют на деятельность мозга и изменяют обычный способ осознания окружающей реальности. К примеру, ученые доказали, что носители большинства европейских языков имеют горизонтальное отношение ко времени, а говорящие на мандарине — вертикальное. Другими словами, если попросить китайца на листке бумаги расположить события из прошлого, настоящего и будущего, то вверху будет прошлое, ниже — настоящее, и, наконец, самое ценное – будущее — снизу. Однако китайцы, которые с юности учили английский, реже указывали различные по времени события по вертикали.

Но и это еще не всего, что ученые уже знают о языках. В 64-ом году прошлого века популярный социолингвист Сьюзен Эрвин-Трипп попросила японок, долгое время проживающих в Америке и отлично знающих английский, закончить одно и то же предложение, но на родном и иностранном языках. Когда социолингвист просила дополнить фразу «Если мои желания идут вразрез с желаниями родных…», на родном языке женщины говорили примерно следующее: «…это плохо». Спустя пару недель в таком же тесте, но на английском те же девушки произносили: «…поступаю, как хочу». Утверждение «Друзья обязаны…» на родном девушкам языке заканчивались «…быть отзывчивыми», а на английском — «…быть откровенными». Более того, когда испытуемые рассказывали о каких-то событиях или ситуациях на японском, их речь звучала весьма сложно и пространно, чем тот же рассказ на английском языке. Таким образом, ученые сделали вывод о том, что переходя с родного языка на иностранный, люди подключают разные личности своего «Я», сформировавшиеся под воздействием каждого из языков.